среда, 24 марта 2010 г.

Нуждается ли в защите авторитет президента Медведева.


(реакция на статью «Феномен Дмитрия Медведева» в «Новой газете» № 133 от 30.11.2009г.) Статья опубликована в журнале Стиль.

В «Новой газете» от 30.11.2009г. опубликована очень интересная статья «Феномен Дмитрия Медведева». В этой статье известный политический аналитик Николай Злобин предупреждает об опасности, которая возникает в результате обсуждения так называемого феномена Д.А. Медведева. Ключевой является фраза: «За президента нужно бороться».
Действительно, к настоящему времени для многих наблюдательных людей наметилось некоторое разночтение в понимании настоящего и будущего России между президентом России Д.А. Медведевым и председателем правительства В.В. Путиным. Однако с моей точки зрения авторитет президента еще достаточно велик, но некоторые его заявления не имеют продолжения в конкретных действиях.
За время руководства В.В. Путиным преодолена абсолютная разруха Ельцинских времен, стабилизирована макроэкономическая ситуация. Народ почувствовал внимание к себе, у него возникло доверие к руководителю страны, окрепла прослойка малого и среднего бизнеса, работающего в сфере услуг, торговли, усилилось влияние православной церкви, что особенно важно, так как страна с обществом нигилистов обречена на очередные революционные перемены, террористические акты. Большое внимание уделялось проблемам образования как школьного, так и высшего. Выделена группа исследовательских университетов, появилось понимание важности профессионализма и подготовки инженеров. Начало возвращаться влияние России на международную жизнь. В общественном сознании появились признаки устойчивости ситуации со всеми преимуществами и недостатками жизненных реалий.
Возникает некоторая аналогия руководства Россей между В.В. Путиным и Николаем Первым. Принципы своего руководства при Николае Первом были сформулированы в триаде: «Самодержавие, Православие, Народность». В новой формулировке для времени В.В. Путина это может звучать так: единовластие, восстановление влияния православия, восстановление военного влияния России, построение социального общества с поддержкой малого бизнеса и создание условий для повышения личной инициативы ее населения, макроэкономическая стабилизация. Значительная часть общества иронизирует над союзом государства и церкви. Для меня, хотя я и человек глубоко неверующий, это важнейшая часть политики как В.В.Путина, так и Д.А. Медведева. Страна нигилистов неустойчива в эпоху религиозных конфликтов. С помощью православной церкви можно восстановить семью традиционно сильную для России ячейку общества. Сильная семья – это главная опора в решении демографической ситуации сбережения молодежи от наркомании и сексуального беспредела.
Этот подход в значительной степени удался. Однако за это время, как и во время правления Николая Первого, чрезвычайно окрепло влияние бюрократии. Власть губернатора, мэра, опирающаяся на партию Единая Россия как на партию власти, оказалась безмерной. Быстро исчезают те признаки демократических свобод, которые наметились ранее. Назначение губернаторов, а не прямые их выборы оторвало население от возможности хоть как-то влиять на обстановку в регионе. Выборы мэра стали простой формальностью, так как, например, в Новосибирске кандидатура мэра была выдвинута Единой Россией и любому члену партии Единая Россия региональным политсоветом было запрещено выдвигаться в мэры. Ныне действующий мэр является успешным мэром, и он, несомненно, был бы выбран при практически любом раскладе. Партия сражалась за то, чтобы он был поддержан подавляющим большинством избирателей, так как это необходимо для партийной отчетности руководства Новосибирским отделением партии перед центральным руководством. Выборы по спискам в Областную думу также являются фарсом, так как голосующие не имеют представления ни о ком кроме лидирующих в списке людей, а место в списке требует конкретных приличных средств на проведение компании. Ничего общего с демократией такая система выборов не имеет. Партия, постулирующая себя как партия власти в принципе будет делать все, чтобы ее не потерять и использует для этого все административные возможности. За эти годы многое говорилось о борьбе с коррупцией и преступностью. Преступность проникла во все сферы жизни.
В Новосибирске заместитель мэра уличен в связи с группой киллеров, наводящей ужас на весь город. Ранее в Новосибирске киллерами были убиты два заместителя мэра, курирующие ярмарочный бизнес. О ситуации вокруг заместителя мэра открыто рассказано на телеканалах Россия и НТВ последовательно 10 августа, 22 октября , 28 ноября 2009 года. Случай вопиющий, но за месяцы расследования представители мэра сделали лишь одно заявление, смысл которого заключается в том, что уголовные дела заместителя мэра – это его личные дела.  Сейчас заместитель мэра обвиняется лишь в поджоге автомобиля. Областная пресса молчит про это событие. Для новосибирцев умалчивание этой ситуации разрушит обаяние президента и ослабит уверенность людей в том, что с криминалитетом можно покончить достаточно быстро. Эта уверенность уже разрушена в значительной мере заявлениями министра внутренних дел Нургалиева о том, что он покончит с криминалитетом за месяц. Его призыв к населению страны  оказывать физическое сопротивление действиям милиции недопустимо для руководителя, так как по существу оно призывает к разрушению возглавляемой им организации. Например, сейчас спортивные фанатики могут оправдывать свои хулиганские действия, ссылаясь на заявления министра. Любой представитель силовой структуры должен быть лицом неприкосновенным в глазах закона и народа, иначе страна обречена на анархию и хаус.
Таким образом, призывы Д.А. Медведева покончить с криминалитетом близки к позиции Дон Кихота при отсутствии Санчо Пансо. Дмитрий Анатольевич усиленно говорит о необходимости модернизации страны и внедрении новых технологий и не называет конкретных цифр, к каким бы мы должны были стремиться. Новосибирская область производит в настоящее время примерно в три-четыре раза меньше практически всех видов продукции, чем в 1983 году. Поголовье скота также в несколько раз меньше. Президент обязан был поставить конкретную цель. Например: достигнуть к 2020 году по регионам уровня реального производства 1983 года и рекомендовать методы для реализации этой цели. Почему-то у нас принято начинать точку отсчета либо с 90-х годов с начала дефолта, либо с начала кризиса. Так, например, оценивает макроэкономическую ситуацию в стране министр финансов Кудрин. В целом для России наверно нет возможности сравнивать нынешнее состояние дел с состоянием дел Российской Федерации 1983 года. Однако такое сравнение по регионам необходимо. Тогда губернаторы и заместители перестанут рапортовать о великих достижениях по сравнению с девяностым годом или предыдущим. Они должны будут работать, а не обещать будущие грандиозные успехи по пути инновации, модернизации и тому подобного. Слабым местом в стратегии развития страны является недостаточное внимание к науке, хотя и президент и руководитель правительства говорят о вступлении в общество знания. В 1988 году опубликована книга Жана Леге «Кого страшит развитие науки». Не удержусь и приведу цитату из этой книги. «Политическая власть, авторитет которой поставлен под вопрос углубляющимся экономическим и социальным кризисом, пытается направить гнев народа на лиц и явления, которым отводится роль козлов отпущения. В такой обстановке весьма удобно указывать на науку как на источник всех бед и перекладывать на ученых ответственность за все существующие  трудности. Кампания против науки, которую ведет или терпит правительство, по радио, по телевидению или в большой печати тем более ловкая, что осуществляется с помощью нескольких честолюбивых интеллектуалов, которые ищут трибуну в ожидании вознаграждения и готовы ради нее на любую ложь и любое предательство. В этой компании эксплуатируется доверчивость, объясняющаяся тем, что просвещение публики не идет в ногу с прогрессом науки». Я нисколько не преувеличу, если скажу, что фундаментальная наука,  являющаяся основной движущей силой прогресса, в России медленно умирает.
Конечно, никому бы не хотелось, чтобы наметившиеся разночтения ситуации в России между двумя лидерами увеличились. Это приведет к хаусу в государстве. Во время кризиса всегда увеличивается роль государства во всех странах. Моя личная точка зрения заключается в том, что для развития большой индустрии необходимо сохранение госкорпораций с последующим планомерным превращением их в акционерные общества. Примеры можно найти и в развитии доиндустриальной Японии, когда императором были созданы Осахи, Митсубиши и другие компании, а в последствии приватизированы. Послевоенное восстановление Европы, особенно политика де Голя во Франции, действие Рузвельта во время Великой Депрессии также подтверждают целесообразность таких действий. Уверенное создание Ростехнологий, Роснано, Росатома а потом поспешная их реорганизация по существу означает переход от политики увеличения роли государства в базовой индустрии к уходу от нее. Здесь просматривается главное разногласие в позициях Д.А. Медведева и В.В. Путина. Нужно усовершенствовать правило работы этих госкорпораций, а не разгонять их. Совершенно разрушительным является правило обязательного привлечения постороннего инвестора. Если фирма имеет заказчиков, многолетнюю историю существования, то ей не нужен посторонний инвестор, так как она теряет при этом право на будущее независимое развитие. По существу она отдает свой научно-технической потенциал всем, кто вносит деньги для развития своего основного бизнеса во что-то для него не очень существенное.
В условиях кризиса возникает вторая проблема – никто не желает отдавать деньги в развитие производств, ориентированных на будущее. Эта тупиковая ситуация может быть преодолена только отменой этого правила. Я говорю о конкретной ситуации с Роснано. Нано технологии действительно развиваются быстро и снятие этого ограничения привело бы к бурному развитию этих технологий в России. Для ускорения модернизации и инновационной деятельности необходимо снятие многих высосанных из пальца нововведений.
Массовое внедрение конкурсов и тендеров привело к замораживанию экспериментальной деятельности в академических институтах, резкому уменьшению качества приобретаемой продукции и услуг и является диверсией национального масштаба для этого вида деятельности. Такой же диверсией стало образование государственных унитарных предприятий разного типа. Образование Федерального государственного унитарного предприятия в Сибирском отделении Академии наук привело к неконтролируемому уводу из Сибирского отделения сотен миллионов рублей. Этими делами сейчас занимаются прокуратуры всех уровней. Не думаю, что создание Фонда жилищного строительства – фонда Бревермана, приведет к чему-нибудь действительно полезному в области жилищного строительства. Я лично уверен, что пока это вносит путаницу, противоречит земельному кодексу и приведет к крупнейшему злоупотреблению. Нужно внедрять новые идеи подобного рода, но это необходимо обсуждать на всех уровнях, в том числе и на уровне народа с обсуждением общественностью и бизнес сообществом. Создается впечатление, что принятие такого рода решения, например, о фонде Бревермана проходило без обсуждения этой проблемы между президентом страны и руководителем правительства. Такое ощущение создалось у меня лично, так как собственность Сибирского отделения уже несколько лет стоит под вопросом: на чьей земле стоит Новосибирский научный центр, кому принадлежит его собственность в виде медицинских и других учреждений. На все это претендуют и Мэрия, и Областная администрация, и управление имуществом Минэкономразвития, и фонд Бревермана. Непрерывная суета на счет этого на десяток лет затормозила развитие Сибирского отделения и замечательного Академгородка, который функционирует на твердой основе, созданной в шестидесятые годы, и от которой сегодня не осталось и следа. А ведь одно время Академгородок послужил примером для создания аналогичных центров во всем мире. Ситуация может быть восстановлена только при совместном решении судьбы Академгородка двумя лидерами страны. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий