понедельник, 21 марта 2011 г.

Интервью с академиком АНТ Р.Б. Байрамовым

(Интервью с выдающимся академиком Туркменской Академии наук было опубликовано в Новосибирском журнале Стиль)

Туркестан.ру
Предисловие:
Двадцать один год эпохи С. Ниязова Туркмения будучи совершенно закрытой страной, в представлении гражданина России, была государством с фантастическим культом вождя и ассоциировалась с возвратом в Среднюю Азию времен Халифатов, Эмиратов, Ханств и так далее. Однако в этот период начали эксплуатироваться богатейшие запасы газа, реализовываться крупномасштабные строительные программы, создавались образцовые медицинские учреждения и по своим программам Ниязов определил направления развития страны фактически по пути любого южноамериканского правителя, например Фиделя Кастро. В настоящее время Туркмения открывается миру и сотрудничать с ней может быть привлекательно для сибирских бизнесменов и ученых.
Интервью:
В.Е. Накоряков: Дорогой Реджеп Байрамович, мы знакомы с Вами уже более четверти века. У нас были совместные научно-исследовательские проекты, мы вместе с Вами встречались с первым секретарем коммунистической партии Туркмении Сапармуратом Ниязовым. До 1985 года Вы были одним из его советников, но последние годы вы оказались в положении человека, которому не разрешалось покидать страну, да и в пределах последней были наложены ограничения в перемещении. Наше общение прекратилось в 1987 году. В каком состоянии сейчас находится Туркмения?
Р.Б. Байрамов: Наша страна обладает громадным экономическим потенциалом. По запасам газа мы входим в четверку самых перспективных регионов мира. Несмотря на это, уровень жизни большей части страны ниже всякого разумного предела. Велика безработица. Молодежь эмигрирует в Иран и Турцию. Деградирует наука.
В.Е. Накоряков: Появляется ли у Туркменского народа надежда, связанная с изменением руководства? Что Вы можете сказать о новом руководителе страны?
Р.Б. Байрамов: Новый президент страны Гурбангулы́ Мяликгулы́евич Бердымухамме́дов был министром здравоохранения при Сапармурате Ниязове и самым приближенным его чиновником при жизни Ниязова. После выбора президента, он объявил о том, что Туркмения становиться открытой страной. Туркмения снимает «железный занавес», люди получают доступ к интернету, открываются Интернет-кафе в Ашхабаде и региональных центрах. Восстановлена Академия наук. Образование всех уровней становится приоритетным направлением. Новый президент молод и энергичен. Сам управляет вертолетом, не оставляет медицинскую практику -  делает операции. Чем-то похож на В.В. Путина. Я связываю с ним большие надежды.
В.Е. Накоряков: Вы получили образование в Туркмении, но научную школу прошли в знаменитом Энергетическом институте, где работали такие выдающиеся ученые, как академик М.А. Михеев, член-корреспонденты Л.Н. Хитрин и А.С. Предводителев, академик Л.А. Мелентьев. Насколько может реализоваться надежда на возобновление экономических, культурных и научных контактов Туркмении и России?
Р.Б. Байрамов: Я думаю, что вероятность этого достаточно велика. Очень важно восстановление этих контактов именно сейчас, пока в активной фазе находятся многие ученые и значительная часть образованного населения владеет русским языком. В России наука по-прежнему очень сильна. Туркмения же имеет огромный научный и конструкторский опыт в области разработки и реализации объектов по возобновляемым и нетрадиционным источникам энергии.  В Туркмении впервые была реализована программа автономных комплексов в пустыне на основе использования возобновляемых источников энергии солнца и ветра, также были построены модуль завода по производству хлореллы и целый ряд отдельных установок и систем для народного хозяйства.
Всем известен гигантский проект объединенной Европы с производством электроэнергии на основе солнечных генераторов энергии в Сахаре с целью обеспечения электроэнергией европейских стран. В проекте, одобренном европейским парламентом, предполагается выделить чудовищную сумму в пять процентов бюджета стран Европейского Союза. В Туркмении, Казахстане и России вполне реально осуществить аналогичный проект, что выведет например Туркмению в ряд научно-технических гигантов мира.
В.Е. Накоряков: В настоящее время бушует мощный экономический кризис. Конца ему не видно. Основной показатель кризиса – безработица. Что можно сделать для ликвидации безработицы в Туркмении?
Р.Б. Байрамов: Я имею комплекс предложений по реорганизации сельского хозяйства в Туркмении. В ЭНИНе мне повезло, там я обрел своего учителя по науке и жизни – профессора В.А. Баума, специалиста в области солнечной энергии. Мне посчастливилось и в том, что профессор Баум был избран в Туркменскую Академию наук и возглавил Институт Солнечной Энергии в городе Ашхабаде, и я в дальнейшем работал с ним всю жизнь. После его смерти я стал руководителем ИСЭ. Общение с этим русским интеллигентом привело меня к пониманию, что значительную часть своей жизни я должен посвятить цели повышения уровня жизни населения страны, поэтому я согласился на предложение Сапармурата Ниязова стать президентом Сельскохозяйственной академии Туркмении, на базе которой организовал сельскохозяйственный кооператив, достигший значительных успехов. Я готовлю книгу, в которой излагаю концепцию развития сельского хозяйства Туркмении.
В.Е. Накоряков: Каким образом Вы оказались под домашним арестом?
Р.Б. Байрамов: По предложению Ниязова была организована Крестьянская партия, в которой я занял лидирующее положение. Партия начала набирать обороты, но Туркменбаши меня «притормозил». Возможно, это и пошло мне на пользу, потому что в это время я занимался семейным бизнесом и наукой.
В.Е. Накоряков:  Каким бизнесом Вы занимались?
Р.Б. Байрамов: Самым банальным. Я, мои дети и другие родственники занялись строительством жилья, выращиванием хлопка и т.д. В Туркмении был строительный бум.
В.Е. Накоряков: Какой наукой Вы в основном занимались?
Р.Б. Байрамов: Как президент Сельскохозяйственной Академии наук я одновременно возглавлял Институт Экономики, и занимался экономикой сельского хозяйства и изучал влияние религии на политическое устройство страны. Сейчас я убежден, что Среднеазиатским республикам, странам и государствам больше всего соответствует наследственная форма правления. Хороший пример этому дает Азербайджан. При такой форме правления обеспечивается преемственность и стабильность государства. В Москве мне удалось встретиться и побеседовать с академиком Макаровым, директором Института математической экономики. Его вовсе не шокировала такая модель политического устройства Среднеазиатских стран. Считаю, что будет большой ошибкой навязывать демократию образца Северной Америки или Европы этим странам.
В.Е. Накоряков: Многие бизнесмены России заинтересованы в Туркмении как стране, которая дает новые возможности для бизнеса, так ли это?
Р.Б. Байрамов: Я знаком с ситуацией бизнеса в России в конце восьмидесятых и начале девяностых годов. Ситуация в Туркмении очень похожа на вашу в те годы. Громадные возможности, но конечно и большие риски, но я уверен, что умным и предприимчивым людям самое место в Туркмении. Я надеюсь, что условия для бизнеса будут улучшаться с каждым днем.

Комментариев нет:

Отправить комментарий