пятница, 15 апреля 2011 г.

На полпути? У Академии нет времени для передышек

Статья опубликована в газете Поиск №15 (2011) 15 апреля 2011 года
http://www.poisknews.ru/theme/publications/1117/

 Наука и высшее образование России находятся в стадии революционных преобразований. Начался процесс создания национальных исследовательских университетов (НИУ), которые со временем должны превратиться в главную научную силу страны. Основное качество, отличающее исследовательские университеты от институтов Академии наук, - непрерывная подпитка научных подразделений НИУ молодыми способными сотрудниками - студентами и выпускниками вузов.
Примером для России послужили знаменитые исследовательские университеты США, такие как Массачусетский технологический институт, Калифорнийский университет и т.п. Созданные в 1850-1870-х годах, эти университеты были наделены большими земельными участками. Рачительно используя их, сдавая в аренду и продавая эту землю, университеты смогли развиться в лучшие исследовательские вузы мира, занимающие первые места во всех рейтингах. Гарвардский и Йельский университеты развивались, эволюционируя от классических университетов к исследовательским университетам по всем отраслям науки. До создания “земельных” университетов попечители не разрешали преподавать в Гарварде и Йеле физику и химию - джентльменам не нужны естественные науки.
В настоящее время бюджеты этих исследовательских комплексов превосходят десятки миллиардов долларов. Управление ими происходит через систему, в которую включены Попечительский совет, Совет акционеров, ректорат, деканаты, научные советы, руководители лабораторий. При этих университетах как грибы растут технопарки, бизнес-инкубаторы, лаборатории прикладных исследований и т.п.
Особенность России в том, что до сих пор фундаментальная наука сосредотачивалась в академических институтах. Примеров их тесных контактов с мощными исследовательскими университетами немного. Я бы выделил, прежде всего, МФТИ и НГУ, где преподавание ведется крупными учеными, сотрудниками Академии наук, а студенты работают в академических институтах начиная с третьего курса. Такая система организации науки в России успешно действовала до перестройки - перехода страны на рыночные отношения.
С моей точки зрения, современная рыночная экономика России и сложившаяся организация академических институтов (в основе которой отделы и лаборатории) находятся в глубоком противоречии. После перестройки ученые РАН могут помимо родного института работать в любом количестве других организаций. Каждый из них имеет возможность создавать собственные исследовательские подразделения или прикладные фирмы. В стране активно развивается (и это правильно) система грантов. Их может получить отдельный сотрудник, исследовательская группа, лаборатория института. В последние годы бюджетное финансирование также распределяется в Академии наук не по институтам, а по проектам и программам, и это не соответствует сложившейся структуре. У одних из вновь появившихся лабораторий нет никакого финансового обеспечения, в других - все сотрудники, включая заведующего, работают в проектах и на гранты соседних лабораторий.
Перед вновь образованными исследовательскими университетами встала проблема создания лабораторий и институтов, соответствующих мировым стандартам. Министерство образования и науки сделало решительный шаг, объявив конкурс на организацию исследовательских лабораторий высокого уровня с приглашением выдающихся заграничных и российских ученых. Путем хорошо подготовленного и жесткого конкурса уже приглашены 40 ученых разных стран. Работа началась, и она, без сомнения, даст замечательные результаты.
В Новосибирский государственный университет приглашены физики В.Захаров, М.Тумм и биолог П.Чумаков. Они принесли в университет 15 млн долларов на три года и, главное, дали возможность вовлечь выпускников и магистров НГУ в деятельность крупных научных школ. Двое ученых пришли в Томский политехнический университет, и двое обосновались в Красноярске. Это большое достижение вузов Сибири и ее науки.
Немалый скептицизм среди ученых, в том числе и академических, вызвала инициатива организации прототипа Кремниевой долины в Сколкове. К таким скептикам относился и я, но после выступления А.Чубайса мои сомнения развеялись. А.Чубайс четко определил основную цель проекта - достичь в России абсолютно нового качества организации прикладных исследований и инновационного бизнеса. Он предельно точно сформулировал невозможность создания подобного центра в таком месте, как, например, Новосибирский академгородок, который, конечно, абсолютно пригоден с точки зрения научного задела, но никогда не выйдет на уровень самоуправления этим процессом, так как фундаментальные научные исследования и их реализация для многих ученых несовместимы. Когда же за это дело берутся люди и не из науки, и не из инновационного бизнеса, то ничего хорошего из этого не получится.
Однако в феврале РОСНАНО объявило о своей готовности создать в Новосибирске национальный центр по развитию информационных технологий с выделением значительных ресурсов. Безусловно, участие этой корпорации дает Новосибирскому технопарку громадные шансы для развития, однако не могу не выразить досады по поводу того, что бренд Новосибирского академгородка оказался в руках частных лиц. Это еще раз свидетельствует о неумении ученых реализовать свой интеллектуальный продукт.
Какая судьба ждет академическую науку и саму Академию наук? Как удастся РАН преодолеть острый недостаток в молодых кадрах? Главная наша беда - высокий средний возраст ученых. При нынешней ситуации никого нельзя уволить, чтобы принять нового сотрудника. Нельзя этого делать и по чисто моральным соображениям - выкидывать на улицу ученого с мировым именем и нищенской пенсией безжалостно и негуманно. Никаких разумных предложений со стороны руководства Академии наук до сих пор нет. Оно работает в традиционном стиле: проводит сессии по чисто научным темам, а острые проблемы самой академии в последние два года не обсуждались.
Я рискую выйти с предложением провести эксперимент на базе Сибирского отделения Российской академии наук, превратив Новосибирский научный центр (ННЦ) в большой современный университет с передачей части исследовательских институтов в вузовскую систему страны. Ректор университета будет одновременно председателем ННЦ СО РАН.
Такие выдающиеся институты, как Институт ядерной физики, Институт катализа, могли бы функционировать так, как функционирует НИЦ “Курчатовский институт”.
Объединение в одних руках всех финансов и непрерывный приток молодых позволят в короткое время Новосибирскому университету войти в число лучших вузов мира по всем показателям. (Замечу, что в знаменитой Оксфордской энциклопедии Новосибирский университет представлен как один из лучших университетов мира, и подразумевается под этим конечно же совокупность университета и исследовательских институтов Академии наук). При этом возникнет масса проблем, связанных с собственностью Новосибирского научного центра: земля, медицинские учреждения и т.п. Я уверен, что пришло время, когда эту собственность следует передать мэрии. Земля же в этом случае должна стать собственностью университета, как это было сделано в США полтора века назад.
Предлагаемая мера революционна. Не сомневаюсь, что она будет отвергнута моими коллегами, но, возможно, начнется какое-то движение хотя бы в части изменения принципов организации институтов и лабораторий. Некоторое время назад опубликован разработанный в Минэкономразвития “Проект стратегии инновационного развития России до 2020 года”. То, что я написал в этой статье, до меня предложили авторы этого проекта, и рано или поздно Академия наук будет преобразована. Очень хотелось бы, чтобы инициатива исходила не сверху, а из самой Академии наук.

Комментариев нет:

Отправить комментарий